НЕОЖИДАННО ДОЛГИЙ ПЕРЕХОД

Ты прости меня милая

Я старался как мог

Я навстречу тебе

Сквозь пространство стремился

С ветром спорил и паруса надрывал

В мертвый штиль от бессилья бранился

Ты же знаешь как этой я встречи хотел

Сотни раз представлял

Нежный образ любимой

В ореоле волос лучик солнца застрял..

Ты прости, я спешил…..

Закат в океане.
СНОВА В ИНДИЙСКОМ ОКЕАНЕ

Двадцать четвертого марта из порта Галле, о. Шри-Ланка мы вышли двумя яхтами - наши французкие друзья и мы. Резо и Софи должны были уйти на день раньше, но при отшвартовке у них сломался дизель, и им пришлось нас подождать, на выходе из бухты мы разошлись в разные стороны. Они взяли курс на Мальдивские острова в Индийском океане, мы же пошли в другую сторону на восток огибая побережье Шри-Ланки с юга. Шли под дизелем в надежде обогнуть южный мыс и выйти на наш ветер, еще при получении прогноза погоды я уже понял, что ветер до Пхукета будет слабым и встречным, так оно и вышло. Когда через двадцать миль мы заглушили двигатель и подняли паруса - скорость была всего 2-3 узла. Все же было решено идти пока паруса не начнут болтаться.

Океан поражает красотой закатов и восходов
Заканчиваются вторые сутки пути, пройдено сто миль, ветер по прежнему встречный и слабый, максимум до 4-5 м/с, да еще плюс ко всему встречное течение. Мы уже привыкли, что легких переходов у нас не бывает. Андрей Шрамко приступил к обязанностям кока . В нашем рационе добавились новые блюда - теперь мы регулярно ставим хлебный квас, готовим окрошку, борщ, печем пироги с яблоками и даже варим кисель. Стас печет вкусный хлеб.

Суда, идущие в Азию, все проходят через Шри-Ланку и первые трое суток мимо нас проходят большие корабли, вахты напряженные, так как объезжать приходится и местных рыбаков, которых здесь тоже очень много. С ним надо было быть особенно внимательными так как часто рыбацкие суденышки тянули за собой либо трал либо длинные удочки и тех что движутся обходить было лучше по носу, а те которые дрейфуют наоборот с кормы потому, что носовой части привязаны сети метров на двести пятьдесят. Некоторые подходили к нам и просили сигарет, пива или колы. Надо отметить, что местные отличаются от йеменских рыбаков. Последние очень редко к нам подходили, и даже если им было очень интересно смотрели на нас метров за сто пятьдесят. Только когда мы махали руками и давали понять им, что хотим позвать их, рыбаки подплывали ближе. Ланкийские же, считали каждый своим долгом подойти и начать с нами разговор, предложить нам что-нибудь в обмен, а иногда просто подкинуть рыбы, чаще всего тунца.

Ланкийские рыбаки на своих суденышках уходят в океан на 400 миль, а бывает и далее от Цейлона. Для нас встреча в океане всегда обмен информацией и возможность пополнить запасы рыбы и фруктов. В этот раз они нас очень выручили - уже остро ощущалась нехватка пресной воды. Стас Лукьянец заправляет канистры живительной влагой.
- Дело в том, что снастей у нас не осталось - мы их отдали еще в Йемене египетским рыбакам, которые стояли в порту под арестом уже несколько месяцев. Поэтому в океане мы попытались соорудить удилище из того что осталось. Шнур, грузило обмотанное фольгой, крючок - все что нашлось все пошло в дело. Андрей Шрамко провел много времени занимаясь тролингом но все было бесполезно - рыба не обращала никакого внимания на различные наживки. Тогда мы решили изобразить некое подобие блеснения у самой кормы и у нас получилось - стайка рыб у яхты стала многочисленной, появились вполне приличные экземпляры. Капитан тут же схватил острогу и в считанные минуты мы обеспечили себя жарехой и ухой!
В безбрежном океане
Рыбалка
Четвертые сутки, пройдено почти триста миль, но к Пхукету мы фактически продвинулись на 184 мили, много приходится лавироваться, ветер нестабильный и часто меняет свое направление. Как и на подходе к Шри-Ланке много грозовых туч с молниями и громами. Обычно следует шквал, затем смена ветра. Все эти факторы не дают нам расслабляться.
По прежнему напряженный трафик, мимо нас идет много грузовых кораблей разных типов и не все капитаны считают необходимым нас пропускать, было несколько случаев когда приходилось менять курс и уходить в другую сторону, что бы не создавать помех. Из развлечений у нас музыка, вечером устраиваем кинозал. Андрей Шрамко привез целый жесткий диск с разными фильмами. Но часто и много просмотров тоже не можем себе позволить - экономим электричество, поскольку аккумулятор можно подзарядить только от дизеля, а топливо мы бережем.

Изо дня в день вроде бы одно и тоже, каждый день похож на предыдущий, но тем не менее 30 марта стал лично для меня хорошим днем. В семь утра как обычно закончилась моя вахта, меня сменил Стас и я было собирался отдыхать. Тут задул ветерок и я заглушил двигатель под которым мы шли половину ночи. Утром проснулся Андрей, мы все вместе позавтракали и он предложил починить уличные динамики встроенные в кокпите, которые у нас не работали после шторма в Красном море. Я поддержал, и мы начали проверять провода и искать разрыв. В конце концов все оказалось гораздо проще и неисправность мы нашли в скрутке контактов проводов с динамиками - сказалось влияние морского климата на качество контактов. Затем мы починили якорную лебедку, которая так же вышла из строя в Галле, и даже ночник над штурманским столом, он вообще никогда не работал. Настроение поднялось и стало просто замечательным. После обеда мы снова встретили рыбаков, которые дали нам пару хвостов тунца, а мы в замен угостили их квасом. Рыбаки сначала с недоверием отнеслись к нашему презенту, но когда попробовали их лица изменились. Квас смахивал на бражку и им показался слабоалкогольным напитком. Состоялся взаимовыгодный обмен, в итоге поужинали мы жаренной свежей рыбкой и еще на рыбный суп хватило. С тех пор квас у нас стал что то вроде «жидкой валюты» и пока нам попадались рыбацкие суда он пользовался успехом - рассказал капитан.

Как-то одним днем мы решили сделать остановку посреди Индийского океана, убрали паруса, легли в дрейф. Дело в том, что за время нашего путешествия у днища яхты начисто смылся защитный слой и она начала сильно обрастать. Еще в Адене я нырял и чистил, но через месяц все дно опять покрылось ракушками, в результате чего мы теряли скорость. Вот и решили - пока слабый ветер очистим днище. Одели ласты, маски, небольшой накат подымал и раскачивал нашу яхту, что делало нашу затею не только сложной но и даже опасной. Неосторожное движение и об острые края ракушек можно сильно порезаться как об наждак или края стекла. Ко всему прочему под водой я заметил, что на винт мы умудрились в океане намотать веревку и попробовал поднырнуть. Распутать не получилось, яхту подняло на очередной волне, и я ногой ударился о днище, поранив в результате голень. Стас расцарапал локоть, Андрей кисть руки, в общем все приложились о дно так или иначе. Пришлось подниматься на борт и обрабатывать раны. В итоге надев груза для дайвинга, давшие возможность поднырнуть глубже под яхту, я все же разрезал веревку и распутал винт. Днище получилось почистить частично, из-за полученных ран решили бросить эту затею. Тем более царапины были глубокими и кровоточили, а нам вовсе не хотелось проверять теорию об остром обонянии акул. Доделать начатое удалось через день. Ветер скис совсем и мы уже сутки просто стояли на месте ожидая нашего ветра. Вот теперь мы не спеша очистили дно и наш корпус стал достаточно гладким.

Экипаж бедовой яхты
В этой части океана также очень много дельфинов, только попадаются не такие большие как в "средиземке", но это и не важно, наблюдать за этими животными всегда приятно. Когда я смотрю на них где то внутри меня возникает острое желание поплавать вместе с ними. И когда в очередной раз, мы дрейфовали и к нам подплыла стая этих млекопитающих, я не упустил возможность залезть в воду. Надел маску и осторожно спустился в океан. Метров в четырех от меня пара дельфинов выписывала пируэты под водой и мне показалось, что они меня не замечают. Впечатление потрясающее. Видимость просто отличная и кажется, как будто ты в нереальности. Вокруг голубая бездна и только ты, дельфины и маленькая желто-полосатая рыбка совсем рядом. Откуда она взялась и как долго следует за нашей яхтой? Спустя какое-то время я все же был замечен, и дельфины проявили осторожный интерес ко мне. Несколько раз они приближались, резко уходя глубже, а потом снова выныривая на поверхность. Так продолжалось несколько минут, затем дельфины скрылись в бездне океана сделав пируэт. Ощущения остались незабываемые, а маленькая рыбка осталась и пока мы болтались в дрейфе, жила под яхтой, потом их собралась маленькая стайка.
Мы уже двое суток болтаемся без ветра посреди Индийского океана. Состояние близко к медитативному особенно по ночам, кругом тишина, в безлунные ночи море мерцает огоньками планктона, когда ныряешь в океан вокруг тебя вспыхивают холодные огоньки, в потревоженной океанской воде они становятся ярче. Покой кругом и кажется что в мире ничего нет кроме нас на яхте и бескрайнего океана. Мы этакий маленький замкнутый мир и когда кто то в него вторгается - чуствуешь легкое раздражение. И все же когда мы увидели очередных рыбаков со Шри-Ланки, мы обрадовались встрече вдали от берега. Один из рыбаков хорошо говорил на английском, и у нас завязалась беседа. Они пришли к нам на яхту в гости, мы сходили к ним. Мы выяснили, что они тоже уже десять дней в море и сколько еще пробудут неизвестно, так как рыбалка была не очень хорошей. От их компании в нашем районе три рыболовных судна. Капитан оставил нам свой позывной по радиостанции, и мы договорились, что если нам что-то понадобится, то мы обязательно выйдем на связь. На этом и распрощались, они оставили нам охлажденные ананас, арбузы и гроздь кокосов. У нас был настоящий праздник. Пустую кокосовую скорлупу мы положили сушиться и как оказалось потом не зря…

Вечером стал немного раздувать северо-восточный ветер и мы очень медлено начали двигаться на восток...

После удачной рыбалки на острогу
КАМОРТА, ВЫНУЖДЕННАЯ СТОЯНКА
Входим в пролив между островами, начинается сильный ливень, вода стеною и видимость настолько плохая, что мы двигаемся на малом ходу, полагаясь на наши электронные карты. Пользуясь моментом под ливнем мы с наслаждением смываем с наших тел грязь и океанскую соль. Я внимательно слежу за показаниями эхолота и начинаю нервничать. По данным здесь глубина порядка сорока - пятидесяти метров, и при этом очень узкий проход, не более ста метров, приборы шалят, тут же показывают глубину десять метров, и она продолжает уменьшаться. Начинаю уходить от берега, глубина начинает расти, но по данным GPS иду опять таки в берег. Дождь немного стал слабеть и видимость начала налаживаться, дальше идем визуально. Пролив очень красив, слева и справа поросшие джунглями скалистые берега. В просветах видим хижины, у берега рыбацкие лодчонки. Приходит понимание, что острова обитаемые. За скалой справа открывается вид на бухту и в ней в воде стоит абсолютно мертвый серый мангровый лес, зрелище очень зловещее. Напряжение растет, мы в первый раз столкнулись с тем что наша карта имеет серьезную погрешность, по даным картплоттера мы уже идем по берегу, хотя на самом деле мы находимся по среди пролива. У меня выступает холодный пот, ведь в прошлом я не раз полностью полагался на приборы и заходил ночью в очень опасные проливы между рифами. Я с ужасом подумал, что мы могли бы сейчас оказаться на мели.

Наши сюрпризы на этом не закончились.

В проливе показались основательно укрепленные в дно бетонные указатели/бакены, чуть далее замечаем справа безлюдный пирс, Андрей делает предположение, что он военного назначения, поворот и вдали виден портовый причал - идем туда. Андрей запрашивает порт контроль, сообщает о нашем бедственном положении и просит разрешения бросить якорь в порту для пополнения необходимых запасов воды и топлива, по ответным сообщениям понимаем, что они очень удивлены нашим присутствием здесь. Следует команда встать на якорь и ожидать прибытия властей. Но пока глубина большая - 10 м и мы следуем дальше. Как оказалось потом, мы зашли в территориальные воды Индии. Вот тебе и зайти по быстренькому и двинуться дальше…. Начинаем подозревать, что так быстро у нас не выйдет. Через некоторое время к нам подошел катер с представителями местной полиции, порт-контроля и береговой охраны, начался досмотр и проверка документов под непрекращающимся проливным дождем. На кокпите и в каютах одновременно рыскало около десятка человек!
о. Каморта, группа Андаманских и Никобарских островов, Индия
Впервые о принадлежности этих мест около полутора тысячелетий назад, южноиндийской империи Чола, — сообщается в буддийских хрониках царства Шри Ланки невнятно и уклончиво. Других свидетельств огосударствления островов нет вообще. Вплоть до высадки в XVIII веке первых всеядных пришельцев из Европы в этот архипелаг никому не принадлежал.
Население Никобар – племена, которые всегда были весьма опасны для всех чужеземцев.
Даже сейчас аборигены Никобар живут в основном достаточно отчуждённо от всей прочей планеты, своей первобытной жизнью; каннибализм был отмечен на некоторых островах ещё на исходе ХХ века. Тем паче – два с лишним столетия назад. Австрийцы, датчане, лишь номинально владели этими островами и только 16 октября 1868 года правительство Дании продало права на архипелаг правительству Великобритании. В 1869 год архипелаг был включён официально в состав Британской Индии – несмотря на то. что от побережья Индии находился весьма далеко.
После крушения Британской Индийской Империи острова в 1947 году были присоединены к Индийскому Союзу; в 1950 году была образована особая административаная структура — Союзная Территория Острова Андаман и Никобар, Andaman and Nicobar Islands
Как оказалось мы попали на остров Каморта, принадлежащий к группе Никобарских островов, сюда запрещен заход иностранным судам. Что ж, нам как всегда везет. Оформление факта нашего нахождения здесь несмотря на нашу чрезвычайную ситуацию было делом непростым и нам пояснили, что на это потребуется несколько дней, может два-три дня. Общение происходило непросто, обе стороны нервничали. Мы не знали что нам ждать и для представителей местных властей ситуация была неординарная. Мы были сильно обеспокоены еще и тем, что нам сразу не разрешили связаться с родными и с консульством. Еще раз объясняем, что у нас не было выбора, закончилось топливо, вода, продукты, газ, ветра не было и нам не было альтернативы заходу сюда, нам необходимо было пополнить наши запасы. Составив протокол, службы ушли на катере, а с нами осталась охрана из двух человек. Закончился дождь, и мы остались в тревожном ожидании, перебирая все возможные варианты дальнейшего развития событий, да и печальный опыт ареста в Йемене не добавлял оптимизма. Чтобы заглушить тревогу мы занялись уборкой.
Через несколько часов подошел катер с офицерами полиции и нам сказали, что на время выяснения наших личностей и соблюдения необходимых формальностей нас будут кормить, будет дежурить охрана, но на берег нам сходить запрещено. И действительно в шесть часов вечера по местному времени нам привезли ужин, охрана сменилась, быстро темнело, подступала тропическая ночь. Мы повеселели, в конце концов с Индией у России хорошие отношения, по международным правилам нам были обязаны оказать помощь, ну а скрывать нам нечего. В конце концов было решено, что поступили мы правильно и все будет хорошо. По этому случаю мы достали бутылку красного ланкийского рома. Отступая назад хочу сказать, что ром этот -замечательный напиток, мы его попробовали в последний вечер на Шри Ланке на пляже в закрытом опустевшем ресторанчике. Парнишка официант любезно разрешил нам расположиться за столиком и мы не торопясь вкушали этот восхитительный напиток. Настроение было чудесное - ночь, шум волн океана, засыпающий город. Естественно, что мы не преминули освежиться в очередной раз. И в это раз ром был на высоте сняв с нас напряжение такого трудного дня. Дальше - больше, упросив нашу охрану мы залезли в ночной океан и около часа резвились, плавая вокруг яхты.
Люди джунглей на лодках спешат по делам,


В порт заходит корабль, оглашая окрестность гудками,


Ты в неведеньи ждешь, и нет связи опять,


И опять тыщи миль между нами,


Ветер, яхту качая, гонит дождь в облаках,


Я лежу на корме, мысли бродят стихами,


Вновь всплывают слова Андаман, Никобар,


Словно детства далекого эхо вернулось в названьях,


Андаманское море и пиратский Порт Блэйр,


Плещет тихо волна, стайки рыбок играют,


Я сплю...

Шепчет ветер над джунглями, над проливом скользит


Никобарр и Каморррта, Каморррта, Каморрррта...


Ныряльщик охотится с пикой не боясь крокодилов
Отношение к нам было весьма корректным и заботливым и пока шло оформление документов, нам привозили горячий завтрак, обед и ужин. Еда простая из столовой морских пограничников, но мы люди неприхотливые и солдатский рацион нам пришелся по душе. На завтрак нам давали омлет, три булки хлеба на целый день, джем и термос с кипятком. На обед как правило рис, кусочек жаренной рыбы, бобовые, овощные и рыбные пасты щедро приправленные карри и острейшим просто огненным перцем. На ужин местные лепешки, омлет и очередная паста. По началу мы еле съедали одну порцию на троих, запивая неимоверным количеством воды, но уже на третий день мы уплетали все это за обе щеки. Иногда нас баловали бананами. Время шло, периодически при помощи офицеров полиции мы связывались с российскими консульствами в разных штатах Индии, которые не могли разобраться между собой кто же будет нами заниматься. В разговорах с офицерами полиции и ребятами из охраны мы узнали, что на островах в основном живут местные аборигены, которые принципиально не признают блага цивилизации и живут в джунглях в хижинах с пальмовой крышей. Власти называют их"трайбэлз" - это название характеризует этих людей в общем, но на самом деле они делятся на три национальности онгэйс, таравас и никобарес. Они не любят чужаков, очень обособленно живут, но их дети все же посещают школу. Позже мы узнали, что до недавнего времени здесь даже бывали случаи каннибализма.
За всю историю принадлежности этих территорий к Индии, власти разрешили посетить эти места лишь нескольким ученым этнографам. И тут мы со своей яхтой свалились к ним как снег на голову, которого они никогда не видели...Тем временем в бухте вокруг стоянки яхты было весьма оживленно, сновали туда сюда лодчонки с аборигенами, от причала то и дело отходили суда береговой охраны. Однажды мы увидели большое пассажирское судно, которое пришло из Порт Блэйра. На яхте круглосуточно присутствовала охрана из двух человек - полицейского и пограничника, ограждая нас от возможных неприятностей. Видимо как то прознав что мы купались ночью в первый день стоянки нам категорически запретили лезть в воду! Оказалось, что здесь водятся акулы и морские крокодилы достаточно внушительных размеров. В прошлом году было несколько нападений на человека с летальным исходом. После такой информации у нас самих как-то пропало желание искушать судьбу. Но как же местные, которые каждый день под носом у нас охотились с длинной острогой со своих катамаранчиков?? Нам пояснили что это их личное дело, а вот за нас они отвечают головой...
Чтобы скоротать время экипаж развлекался как мог: Стас украдкой снимал местные пейзажи, капитан приводил в порядок свой дневник. Андрей Шрамко проводил "политинформации", читая индийские газеты в которые был завернут наш паек, беседовал с парнями из охраны. Как оказалась служба здесь далеко не синекура... Мало того, что местные аборигены не очень лояльны по отношению к Индии, так еще и многочисленные острова, часто необитаемые постоянно подвергаются набегам браконьеров в основном из Камбоджи. Отсюда частые рейды в полной боевой выкладке. Проживает контингент только на территории базы, из всех развлечений только выход в увольнительную на крохотную торговую улочку рядом с портом. Ребята были общительны, старались побольше узнать о России - задавали самые простые житейские вопросы - им все было интересно знать о нас. Мы их угощали квасом - пили они его весьма осторожно - похоже что они так и не поверили что он безалкогольный. Нас они угощали жевательным табаком с местными орехами и специями - на вкус очень даже ничего..
Вынужденная стоянка
Охрана
Дружеские отношенияс с охраной часто нас выручали - они приносили нам сигареты и фрукты. Одного парня Стас даже уговорил обменять форменный берет с кокардой на тельняшку. За разговорами выяснили, что они здесь работают по контракту два месяца, потом уезжают домой в Порт Блэйр, на Андаманских островах. Эти острова находятся севернее Каморты и считаются открытыми для туристов и путешественников. Там останавливаются много яхтсменов. По рассказам ребят там очень красиво, много пляжей с белоснежным песком, уютных отелей, причем многими владеют иностранцы.

На четвертый день нашей стоянки к нам на борт с одним из офицеров, в гости прибыл местный губернатор со своей семьей. Осмотрел яхту, спросил не нуждаемся ли мы в чем нибудь, и какая требуется помощь. Видимо визит не прошел даром, на следующий день нам разрешили сойти на берег, проверить банковские карты, дали сотовый телефон что бы мы связались с близкими. Ситуация с оформлением наших документов была не простая, по сути руководство местной полиции брало на себя большую ответственность за наше пребывание в этой зоне.



Мы им были благодарны конечно, за терпимость, ведь они делали все возможное чтобы не затягивать наше пребывание в порту. Как только наши документы оказались в порядке и мы были легализованы, на пятый день с самого утра мы начали подготовку к выходу, бункеровались топливом, водой, закупили продукты. Курс индийской рупии примерно равен рублю, ориентироваться в ценах оказалось очень удобно. Власти продолжали опекать нас помогли транспортом Нам помогали чем могли - дали транспорт и помогли дешевле купить необходимые продукты. В общем уже к обеду мы были готовы к отходу. На пирсе собралось много народу, местные жители, ребята которые дежурили у нас на яхте, служба порта и конечно офицеры которые оформили нам последние документы на выход. Это больше напоминало на проводы друзей, мы были очень тронуты.

13:00 дня мы вышли из порта о. Каморта, Индия и взяли курс на Таиланд. Ветра по прежнему не было, но у нас было достаточное количество дизельного топлива, которого нам должно было хватить пересечь Андаманское море и бросить якорь в бухте Чалонг острова Пхукет.
Made on
Tilda